суббота, июля 26, 2008

О маленьких музеях в Москве


На этой неделе я был в совсем забытом музее в центре Москвы. Называется он Музей архитектуры им. Щусева. Маленький музей, даже плохой: в нём практично ничего не было, кроме одного зала, посвященного проектам современных инностранных и русских архитекторов - и где, как пролог для выставки, показываются проекты советских архитекторов - и другого зала, посвященного одному из самых талантливых зодчих в советское время. К сожаленю, забыл как его зовут, но, тем не менее, интереснейший архитектор.

Был также в музее Лермонтова, как будто спрятанном за многоэтажными зданиями улицы Нового Арбата. Видимо, что туда люди посещают более, чем в музее им. Щусева. Тем не менее, это вряд ли достаточное количество посетителей. Я пришёл один, и один слушал очень подробные объяснения обо всём, что там показываются. Хорошо осведомлённый гид - женщина, которая изучается биографию и творчество Лермонтова во всю жизнь - наверно очень обрадовался моим присутствием, так же, как кассирша в музее Щусева, которая даже поблагодарила меня за посещение.

И вот, между прочим, то, что мне нравится в этих маленьких - или просто не часто посещаемых - музеях в Москве: кроме того, что здесь я могу спокойно видет всё, что мне интересует, я чувствую, что моё присутствие никого не мешает; что
приятно тем, которые здесь работают, что я пришёл и интересуюсь этим местом. Это хорошее чувство, что я - дорогой гость здесь.

четверг, июля 24, 2008

По переулкам Москвы


Я больше всего люблю гулять по переулкам Москвы, по маленьким, забытым улицам в центре города, на Арбате, в Замоскворечье. Это очень интересное событие, когда идёшь по шумной улице (по Садовую колцу, по бульварам) и, повернувшись куда-то, внезапно находишься на каком-то спокойном, пустом переулке, совсем необыкновенном в столице большой страны.

Это, кстати, важная особенность Москвы, в сопротивление к Петербургу. Петербург построили, чтобы город стал столицей бывшей Российской Империи. Улицы там все широкие, монументальные, как будто город никому был место жительства, и никто не хотел, чтобы город стал домом кому-нибудь. Только хотели, чтобы Петербург являлся некиим объектом во выставке сил Империи.

Москва, с другой стороны, занималась штаб-квартирой Великого Князя и потом Царя, но она, по этому самому поводу, никогда не пересталась быть средневековой столицей, где организационная сила Императора не воздействовала полностью, по крайней мере до советских времён, когда город вновь стал столицей, и когда Сталин действительно решил, чтобы она стала некиим империальным городом, центром мирового социализма. Поэтому построили в Москве высотные здания, парки, большие садовые улицы. Но тем не менее Москва успела сохранить свою непредсказуемость, свои загадочные переулки, свой минувший вид, обновлен в конце XIX-ого века, и сохранен до сих пор на Арбате, в Замоскворечье, в песниях Булата Окуджавы и в городском пространстве стихотворений Брюсова.